Всю желчь, которая будет накипать в душе, я буду сбывать в этот дневник, а на устах останется только мёд.
Один, в ночной тиши, я буду вести летопись людской пошлости.
Эта рукопись не предназначается для публики, я один буду и автором, и читателем.
Разве со временем, когда укреплюсь на прочном фундаменте, сделаю из неё извлечение.
Островский... На всякого мудреца довольно простоты...


Ну вот... как-то так...)